Новости
Статьи
Здоровье
Дневники
Книгомания
Психология
Зарегистрироваться на сайте на Главную Написать письмо
 
Содержание
Новости0
В мире
В России
В столицах
В провинции
Главная1
Женские организации2
Женщина и бизнес3
Бизнес-старт
Бизнес-идеи
Бизнес-консультации
Бизнес-истории
Стиль жизни4
Женщина и политика5
Власть
Оппозиция
Законопроекты
Война
Женщина и карьера6
Секреты успеха7
Отношения8
Психология9
Голая правда10
Секреты красоты11
Здоровье12
Мой дом13
Ремонт
Интерьер
Фэн-шуй
Кухня
Досуг14
Кино
Хобби
Путешествия
Книгомания15
Книжная полка
Графомания
Техпомощь16
Компьютер
Автомобиль
Связь
Выбираем технику
Записная книжка17
Зодиак18
Дневники19
Обратите
внимание



 
     
Главная | Женщина и политика | Война | ЖЕНЩИНЫ ДРУГОГО ЧАСОВОГО ПОЯСА
 
  23 октября 2006
Шестьдесят палестинских шахидок сидят в израильских тюрьмах. Многие из них скоро выйдут на свободу...

Шестьдесят палестинских шахидок сидят в израильских тюрьмах. Многие из них скоро выйдут на свободу...

Шестьдесят палестинских шахидок сидят в израильских тюрьмах27 января 2002 года впервые в истории ближневосточного конфликта в центре Иерусалима подорвала себя молодая женщина. От взрыва погиб пожилой мужчина, десятки людей получили ранения. С тех пор примеру 28-летней Вафы Идрис последовали еще восемь палестинок. Чтобы понять, кто эти женщины и что толкает их на самоубийство, мы пообщались с израильским экспертом, который провел десятки интервью с пойманными смертницами, и посетили семью самой Вафы Идрис. Вопросы о женщинах-шахидках мы задавали и другим палестинцам как на Западном берегу реки Иордан, так и в секторе Газа.
Мы решили изложить обе точки зрения на проблему, принципиально не делая никаких выводов и без купюр. Ведь эта сложная тема напрямую касается и нас.



Йорам ШВЕЙЦЕР Взгляд из Израиля
Йорам ШВЕЙЦЕР — эксперт Центра стратегических исследований им. Йоффе Тель-Авивского университета. Прослужил 10 лет в военной разведке, где возглавлял отдел по борьбе с международным терроризмом. Швейцер — один из немногих, кому разрешено интервьюировать в израильских тюрьмах шахидок, которым не удалось взорваться.

– Я говорил с 17 женщинами, 11 должны были подорваться, остальные были диспетчерами. Я брал интервью у каждой из них по нескольку раз с 2004 года по 2006 год, то есть у меня была возможность видеть, как меняется их мировоззрение. Я также беседовал с мужчинами-диспетчерами, которые их посылали. Например, у меня было интервью с бомбисткой, которая в последний момент передумала. Кроме этого, я говорил со всеми шестью членами ячейки, которые ее посылали: один с ней молился, другой инструктировал, третий отслеживал ее маршрут и так далее.
В Израиле было наибольшее количество попыток подрыва шахидок — 67, нет, уже 68 женщин, последняя попыталась это сделать две недели назад. Но только 8 смогли подорваться, а 60 попали в тюрьмы.
— Что сложнее предотвратить — мужскую или женскую атаку?
— Я не думаю, что в технике противодействия пол играет ключевую роль. Уже все давно поняли, что хотя женщины выглядят более наивно и симпатично, их надо проверять так же, как мужчин.
— Какие организации посылали смертниц?
— Пятеро были из ФАТХ, две — из «Исламского джихада» и одна — из «Хамас»*. Но кто именно засылал их, не так уж важно. Большая часть женщин не были связаны с этими организациями ранее и пришли к ним только для осуществления теракта. Одни пришли в ФАТХ, и те их использовали, другие обратились в «Хамас», там им сказали, что женщин не посылают, тогда они пошли в «Исламский джихад», там тоже вначале отказались, и они все-таки обратились в ФАТХ.
— Считается, что «Хамас» не одобряет использование женщин?
— В принципе именно «Хамас» не нравится использовать шахидок, долгое время они вообще отказывались от подобных операций. Но когда увидели, что это эффективно, стали более гибкими и сняли запрет. Правда, тут же попали под критику общества и в результате отправили только одну (Рим Риаши, 22-летняя замужняя мать двоих детей, подорвалась в январе 2004 года на блокпосте «Эрез». По израильским источникам, «Хамас» послал ее, так как она была скомпрометирована любовной связью с одним из членов организации. — Прим. авт.). «Исламский джихад» тоже поначалу не хотел посылать женщин, но потом решился.
— Существует мнение, что в исламском мире практика использования женщин в качестве шахидок появилась после Чечни.
— Я не думаю, что палестинки последовали чеченскому примеру. Я думаю, нет, я знаю, поскольку говорил с диспетчерами шахидок, что они не ссылались на чеченский или какие-то другие примеры, когда готовили шахидок.
— Тогда почему именно в 2002 году начались операции с использованием шахидок?
— Возникла оперативная необходимость, потому что усилился режим безопасности. А женщины, особенно после примера Вафы Идрис, сами стали приходить к вербовщикам. Большинство организаций, как я уже говорил, вначале им отказывали. И только когда стало слишком сложно преодолевать границу, они выбрали женщин.
— Однако многие исследователи ищут тут социальные причины — рост феминистских движений к началу второй интифады, изменившиеся условия жизни женщин в Палестине…
— Я знаю эту точку зрения: все женщины, которые встали на путь шахидок, имеют социальные или семейные проблемы. Мне кажется, это неверно. Многие из них действительно имели личные проблемы — большая часть из них не замужем, но не все.
Я слышал заявление одного из лидеров «Хамас», что «мы посылаем в качестве шахидов наших лучших людей», — так это полная ерунда. Шахиды, а в нашем случае шахидки, отнюдь не столь умны и продвинуты, как их диспетчеры. Я встречал среди бомбисток несколько достаточно образованных девушек, но большинство из них совсем не такие.
— Насколько мы поняли, большая часть шахидок сами пришли к диспетчерам и их специально не вербовали?
— Большинство из них добровольцы.
— С шахидами, видимо, другая ситуация.
— Это зависит от периода. Во время второй интифады больше добровольцев. Однако в начале этой интифады в шахиды вербовали.
— А женщины все же идут на это по личным причинам — потеря отца, брата?
— Со временем почти все женщины пересматривают причины своего поступка. Во время первых интервью, сразу после ареста, они говорят о личном, а потом ты слышишь уже о патриотизме и Аллахе.
— При этом вы как-то писали, что все эти женщины говорят о национальных, а не религиозных причинах.
— Я не говорил с ними именно об этом — это слишком специальная задача, но я встречал девушек, которые ссылались исключительно на религию. Например, одна говорила, что хотела сделать это, только чтобы порадовать Аллаха. Однако в Палестине все перемешано: и личное, и религиозное, и национальное. Правда, я думаю, что если бы я говорил с девушкой, посланной «Хамас», она бы в первую очередь ссылалась на Аллаха. Думаю, в чеченском случае все то же самое. Девушки на Дубровке тоже упоминали Аллаха, но это не главное.
— Но ведь «Хамас» не давал специального объяснения использованию шахидок, как это делала «Аль-Каида».
— Я беседовал со многими членами «Хамас», которые говорили мне: посмотри, мы читаем Коран, смотрим в Хадис**, и там приветствуется самопожертвование со стороны женщины. Нам не нравится посылать женщин, но это не запрещено в Коране.
— Есть ли разница в подготовке шахидок и шахидов?
— Это слишком сложный и даже противоречивый процесс. С одной стороны, есть отдельное отношение общества к шахидкам. У женщин в палестинском обществе нет таких прав и такой свободы, как у мужчин, и их участие в подобных операциях рассматривается как нечто нетрадиционное. В палестинском случае нет женщин, вовлеченных в планирование или руководство операциями. То есть шахидки на этапе подготовки должны все время находиться наедине с мужчинами, в одном с ними помещении ожидать час операции, должны с ними общаться каждый день, что для них непривычно.
Это же не «Аль-Каида», когда шахидов готовят парами. В палестинском случае их готовят поодиночке. Я например, знаю случай, когда пара (они должны были изображать влюбленных) встретилась всего за пять минут до операции. Им быстро объяснили, какая у кого роль, и вперед.
С другой стороны, я скажу, что особой разницы нет. Потому что стать шахидкой очень просто с оперативной точки зрения. Надо только научить ее, как приводить в действие взрывное устройство и как себя вести до взрыва, и это все обучение. Поэтому действия команды, которая готовит атаку, абсолютно те же самые: они готовят взрывника, готовят взрывчатку, выдвигаются на место и т.п. Конечно, был пример, когда для шахидки не могли найти подходящего рюкзака, поскольку она была слишком миниатюрной, но это единственное отличие.
— Сколько лет дают в Израиле за попытку подрыва?
— Многие в скором времени уже выйдут на свободу: обычно они получают три-пять лет тюрьмы.
— Что они будут делать после того, как выйдут из тюрьмы?
— Я думаю, что большинство из них не будет вовлечено в террористическую деятельность.
— Почему? Ну и что, что провалились, есть же пример, когда один пакистанец попытался захватить в заложники европейцев, сел в индийскую тюрьму из-за собственной глупости, но его не забыли, вытащили из тюрьмы, и он сделал карьеру в «Аль-Каиде», планируя захват журналиста Дэниэла Перла.
— Здесь это невозможно. В Палестине традиционное общество. Например, многие диспетчеры, с которыми я говорил, плохо отзывались о женском шахидизме именно по той причине, что в случае провала этих женщин будут допрашивать мужчины-израильтяне, они будут сидеть в тюрьмах, где служат мужчины-израильтяне...
Оперативник ФАТХ Шариф Нажи, который планировал атаку на рыбный ресторан в Тель-Авиве, говорил мне, что один раз его попросили найти безопасный дом для женщин, которые хотели осуществить самоподрыв, — их не должны были видеть до операции. Хотя он нашел этот дом, как и просили, он не захотел иметь с ними дело, потому что боялся, что скажут о нем, если увидят, что он, одинокий мужчина, входит в квартиру с двумя девушками. Его заботило, чтобы репутация его семьи не пострадала, а также — реакция семей этих девушек после операции.
Не надо переоценивать феминизм в Палестине. Я беседовал с одной вербовщицей, которая говорила мне, что она это делает ради свободы Палестины, будто ее не волнует, что думает ее семья, — то есть все звучит вполне по-феминистски. Но когда я заговорил с ней о ее юности, она сказала мне, что не могла выходить из дома одна, без сопровождения мужа. Поэтому я думаю, что большинство палестинских шахидок не пойдут по этому пути. Таково мое мнение.
— А семьи знают заранее, что их родные готовятся стать шахидками?
— Никогда. Если бы они знали, они бы их остановили.

Взгляд из Палестины
Семья Вафы Идрис
Вафа Идрис, первая палестинская шахидка, стала народной героиней, в честь которой слагаются стихи и песни не только на родине, но и в других арабских странах. Саддам Хусейн пообещал возвести ей памятник на одной из главных площадей Багдада. Ее отец умер, когда ей было восемь лет, брат имел отношение к созданию ячейки «Бригад мучеников Аль-Аксы»*** в лагере Аль-Амари и провел 10 лет в израильской тюрьме. Мать Вафы Идрис сказала журналистам, что гордится дочерью и надеется, что ее примеру последуют другие женщины.

Вся жизнь Вафы Идрис прошла в Аль-Амари, лагере для беженцев в Рамалле. Трущобами это место, конечно, не назовешь, но на фоне благоустроенных соседних районов эти тесные улочки и низенькие дома смотрятся жалко.
Дорогу долго искать не пришлось — ее дом здесь знает каждый. На стене маленькой гостиной — огромный плакат, на котором Вафа изображена на фоне иерусалимской мечети Аль-Акса, символа сопротивления для палестинцев, и герба ФАТХ. С момента, когда фотограф сделал этот портрет 16-летней девушки с ямочками на щеках, до 27 января 2002 года пройдет 12 лет.
Когда стало известно, что смертница подорвалась в центре Иерусалима на улице Яффа, семья ничего не заподозрила: утром Вафа, как обычно, ушла на работу в Красный Крест.
— Нам она ничего не сказала, и даже ее мать (которая умерла полгода назад) не знала о ее планах. Только через несколько дней мы точно узнали, что с ней произошло, — рассказывает нам пожилая тетя Вафы Идрис. — Здесь, в доме своего брата, она провела три последних года. После школы она получила диплом секретаря, — женщина показывает на фотографию, где Вафа в шапочке и мантии магистра улыбается не хуже выпускницы какого-нибудь американского колледжа.
— Потом вышла замуж и прожила с мужем 8 лет, но ее ребенок умер до рождения, а больше детей не было, и после развода Вафа переехала сюда. Она пошла работать в Красный Крест медсестрой-волонтером и оказывала первую помощь раненым не только здесь, в Рамалле, но и в Дженине и других палестинских городах. Больше всего Вафа переживала, когда страдали дети. Видимо, тогда она и решила осуществить свою акцию против израильтян, — спокойно продолжает рассказ женщина.
В комнате, которая представляет собой настоящий мемориал шахидки, висит фотография, оформленная как коллективный портрет одноклассников. В центре — Вафа, вокруг — лица юношей и девушек. «Это другие смертники из лагеря Аль-Амари», — поясняют нам.
— Где похоронена Вафа?
— Нам не отдали тело, поэтому мы не могли ее похоронить по традиции. Но в течение трех дней после ее смерти к нам в дом приходили самые разные люди, чтобы почтить память Вафы и выразить соболезнования семье. Приходил даже Ясир Арафат и другие уважаемые руководители ФАТХ.
— Как ваша семья оказалась в лагере для беженцев?
— До 1948 года, когда нас выгнали израильтяне, семья жила в Рамле (город в 20 км от Тель-Авива, основанный в VIII веке халифом Сулейманом бен-Абед эль-Маликом. — Прим. авт.), где у нас был большой дом и много земли. Потом мы два года скитались, пока не осели здесь.
— После гибели Вафы семья получала помощь от кого-нибудь?
— Да, Саддам Хусейн перечислил 15 тысяч долларов семье погибшей, но от помощи палестинских организаций ее мать отказалась. Она сказала: моя дочь сделала это ради родины, я не торгую ее кровью.
— Мог ли на Вафу повлиять пример чеченских женщин-шахидок?
— Нет, она не интересовалась международной политикой, ее волновала только судьба Палестины. Скорее на нее повлияло то, что она каждый день видела раненых, работая в Красном Кресте.
— Какое политическое движение поддерживала Вафа?
— Tрое ее братьев были членами ФАТХ, и она тоже поддерживала эту партию.
Юсеф абу Ахмед, сотрудник одной из палестинских служб безопасности, живет неподалеку от дома Идрис. Его брата Насера обвинили в том, что он передал взрывное устройство Вафе, и сейчас он в тюрьме. «Первый раз его арестовали в 1990 году после перестрелки, которую израильский спецназ устроил в Аль-Амари. Мало того, что он получил 9 пуль, так его еще приговорили к пожизненному заключению за убийства палестинцев, которые были израильскими агентами. Правда, после соглашений в Осло (в 1994 году. — Прим. авт.) он вышел на свободу. Потом его еще несколько раз арестовывали, потому что израильтяне считают его правой рукой Маурана Баргути (лидер боевого крыла ФАТХ «Танзим», сейчас находится в тюрьме. — Прим. авт.). Сейчас ему 34 года», — рассказывает Юсеф.
Самому Юсефу 41 год, и он старший сын в семье, в которой 10 сыновей и 2 дочери. Их семья хорошо известна в Палестине — шестеро братьев сидят в израильской тюрьме, один погиб. Юсеф показывает нам фотографию, на которой семеро красивых молодых мужчин. «С газетой — Абдель Менахем абу Ахмет, который погиб, — поясняет Юсеф. — В 1994 году Абдель убил офицера израильской армии и ранил еще троих, но ему удалось скрыться. Через пять месяцев его застрелили при задержании в Араме».
«В его голове были десятки пуль», — вступает в разговор мать семейства Латифа. Женщина держится с достоинством и о своих детях говорит совершенно спокойно, хотя четверо сыновей приговорены к пожизненному заключению: «Четыре года я не могу навестить своих сыновей в тюрьме. Один раз дали разрешение на свидание со всеми, но на один день, поэтому успела повидать только двоих — они же все в разных тюрьмах».
История семьи такая, что мы уже не удивляемся, когда Латифа, прервав разговор, чтобы ответить на телефонный звонок, поясняет: «Сын Ислам звонит из тюрьмы, ему 21 год, через пять лет должен выйти».
…Покинув Аль-Амари, в центре Рамаллы видим плакат: «10 тыс. политических узников находятся в израильских тюрьмах, из них 432 ребенка и 126 женщин».

Джибриль РАДЖУБ, бывший глава спецслужбы «Аль-Амн аль-Викаий» на Западном берегу реки Иордан, один из лидеров ФАТХ:
— Я не думаю, что у нас есть какая-то дискриминация. Судя по нашему опыту, женщины были очень активны даже во время первой интифады. Много палестинских женщин сидит в израильских тюрьмах, как вы знаете. И есть, например, женщины, которые занимают высокие посты в наших службах безопасности.
— Что вы думаете о шахидках?
— Как я вам говорил, я светский человек. Я думаю, что женское участие в интифаде — это нормально.

Ахмад ХАЛЕС, генеральный секретарь ФАТХ в секторе Газа
— Видите ли вы какую-нибудь разницу между женским и мужским шахидизмом?
— Нет разницы. Потому что и те, и те решили убить себя. Вы знаете, что женщине проще подойти к цели, чем мужчине. Несмотря на это, все палестинские фракции согласились остановить подобные операции.
— Как палестинское общество воспринимает операции шахидок?
— Говоря о всех павших, не только о шахидках, вы можете видеть смесь позиций. На людях мы празднуем их гибель, а когда мы приходим домой, плачем. Ведь у каждого была своя судьба, своя семья. Но остается много женщин, которые будут продолжать попытки совершить такие операции.

Мухаммед АЛЬ-МАССРИ, бригадир Службы общей разведки в Газе
— Что вы думаете об атаках женщин-самоубийц?
— Если вы видели погибшего отца и погибшую дочь, то вы никогда не зададите такого вопроса, как девушки становятся смертницами.

ВАИФА, учительница английского в школе, не замужем, сейчас получает второе высшее образование
— Как ты относишься к шахидкам?
— Я, конечно, против, если от взрыва умирают дети и женщины, но если она подрывает военных, то я считаю: это — справедливо.

* Исламистская партия, победившая на выборах в ПА полгода назад.
** Хадис — сборник высказываний, приписываемых Мухаммеду, с детальным сводом правил поведения для мусульман.
*** Боевое крыло ФАТХ.

Андрей СОЛДАТОВ, обозреватель «Новой»;
Ирина БОРОГАН, Agentura.ru
05.10.2006




Новости
 

Ученые открыли секрет женского долголетия и крепкого здоровья. Об этом сообщили в западной прессе.
 
Выражение "сын полка" стало крылатым после выхода в свет в 1945 году одноименной повести Валентина

Получить "материнский капитал" смогут те, кто фактически ухаживает за ребенком
 
Дочь Пола Маккартни Стелла заявила, что намерена убить бывшую мачеху Хизер Миллз за осквернение памяти своей матери Линды Маккартни. Назвав топ-модель «сучкой из чистилища», дочка Пола Маккартни, находящаяся на последнем месяце беременности, обвинила ее в проблемах со здоровьем.

Лида Юсупова, 45-летний адвокат, кандидат на присвоение Нобелевской премии 2006 года, была одной из немногочисленных подруг Анны Политковской. Подруга и источник крайне щепетильной информации. Она живет в Грозном и с 1994 года работает в организации "Мемориал".
 
На перевозку толстых водителей и пассажиров в масштабах США ежегодно дополнительно расходуется $2.2 млрд. Американцы ежегодно тратят на 1 млрд. галлонов бензина (1 галлон - 3.78 литра) больше, чем американцы, жившие в 1960 году, только потому, что США охватила эпидемия ожирения.

В качестве ответчиков выступают областная станция переливания крови, где была получена ВИЧ-инфицированная кровь, и главное управление здравоохранения области. Уголовно дело, по которому проходил обвиняемым бывший руководитель
 
В конце минувшей недели выяснились неожиданные подробности дела о покушении на Анатолия Чубайса.
Главная | Реклама на сайте | Карта сайта | Контакты


Если кандидатом на следующих президентских выборах будет женщина, отдадите ли вы ей свой голос?
Проголосовало: 1671
Архив опросов
 


© 2004-2012
Сайт журнала для женщин - секреты красоты и успеха для деловых женщин

Rambler's Top100